Моряк из Курова

IMG_801124 апреля отметил свой 89-й день рождения житель деревни Курово ветеран Великой Отечественной войны Валентин Соколов. В гости к нему приехали глава Никулинского поселения Иван Сариев, специалист администрации поселения Наталья Калугина, старосты деревень Курово и Мотавино Татьяна Сухова и Анатолий Попов, друг Игорь.
Живет Валентин Иванович в Курове один, но в доме у него порядок – сказывается многолетняя службы на военном флоте. А то, что наш именинник вдобавок и журналистом был, понятно становится из его ярких высказываний. С утра его поздравляли родственники и друзья, в том числе фронтовые – из далеких Иркутска и Ангарска: «Телефон от звонков был теплый».Дом в Курове для Валентина Соколова – родовой: «Здесь родился, вырос, сюда вернулся и бросил якорь постоянный». Отсюда он в 1943 году, прибавив себе год, ушел воевать, сюда вернулся в 1950 году ненадолго, до того как его по партийной разнарядке направили на флот. Отец Валентина Ивановича был первым председателем колхоза, образованного в 1932 году, участвовал в первой выставке на ВДНХ в 1938-м. Мама Валентина работала на животноводческом комплексе, она из разряда долгожителей – дожила до 95 лет. Был в колхозе и птичник, и своя пожарная команда. Грустно Валентину Ивановичу оттого, что деревня перестала быть прежней. Исчезли и массовые гуляния за накрытыми под липами столами…
– Посевную закончили или урожай собрали – все вместе собирались. Умели и работать и веселиться. Я родился в 1926-м, застал режимы Ленина, Сталина, Брежнева, Горбачёва, Ельцина… Жили мы тут – ничего не знали. До 1943 года ни о каких репрессиях не слышали, в озорных частушках пели, что хотели.
В 1943 году 16-ти и 17-летних юношей собрали и отправили на Восток на войну с Японией. Валентин попал в 178 армейский минометный полк Забайкальско-Амурского фронта под командованием Малиновского. Новобранцев начали готовить для борьбы с Квантунской армией. Валентин освоил профессию радиста и поддерживал связь полка с командованием. В один из майских дней 1945-го стоял на вахте и крутил лимб радиоаппарата направо-налево. И вдруг услышал этот восторг: «Победа!» Забыл свою вахту и побежал сообщать радостную весть в штаб, через некоторое время новость подтвердилась. Все учения прекратились, стали стрелять из пистолетов и автоматов – радоваться. Командование распорядилось о хорошем ужине и завтраке. Но для Забайкальско-Амурского фронта война не закончилась – готовились к бою с миллионной Квантунской армией.
– Нас скрытно передвигали к границе. Мы закапывались и маскировались так, что начальство сверху при облете нас не видело. В ночь с 8 на 9 мая мы перешли Монгольско-Китайскую границу. Солнце палило нещадно, песок, машины буксуют, воды нет – пустыня Гоби. Минометный полк (два дивизиона, 12 батарей) сопровождал пехоту, машины были загружены под завязку. После десяти утра пехота двигаться не может, участились случаи солнечных ударов. Побросали скатки, оставили только оружие. На второй день подошли к горному массиву Хинган. Пехота дальше идти не могла, личный состав сокращался.
Поступил приказ: четыре взвода со станковыми пулеметами погрузили на наши машины и рванули к горам. У подножья копали глубокие колодцы, чтобы добраться до воды. Утром стали преодолевать Хинган, нашли узенькую дорогу на высоту. На одном перевале нас обстреляли смертники, прикованные к скалам. Мы отвечали прямо с машин. Только на войне возможны такие цирковые номера: ни одна машина не свалилась в пропасть. А нам ведь пришлось за Большим преодолевать и Малый Хинган. Затем – река Хуанхэ. По ней прошли танкисты и мы за ними. Вырвались на китайские просторы, где и состоялась первая встреча с японскими войсками.
Китай был оккупирован Японией, но сплошной линии фронта не было. Японцы заняли монастыри и земли латифундистов. Бедное китайское население встречало нас с радостью. Мы открывали магазины и склады японцев, раздавали еду. А иногда бывало иначе. В одном большом селении нас радостно встретили. А они нас специально задержали – сообщили японцам, и те срочно сбежали в горы, побросав горячий обед. Лучшая минометная батарея дала несколько залпов – всех японцев уничтожили.
Второй мой День победы был, когда мы дошли до Жёлтого моря. Не знаю, что было на других фронтах, но нас стали занимать хозяйственными делами. Мы грузили рис в вагоны и отправляли в СССР. В один из таких дней 3 сентября 1945 года нам сообщили: войны закончилась! После этого пришлось участвовать в корейской заварушке. В армии оставался до 1950 года. Вернулся в Курово, до 1953 года работал корреспондентом в Калининском радиокомитете. Почувствовал вкус к работе, но пришлось стать военным моряком.
А мы рады сообщить, что Валентин Иванович Соколов бодр, пишет рассказы и пригласил нас на свое 90-летие. В его семье много военных: сын Владимир и внук Николай служат в ВМФ, зять – в войсках связи, внук Максим – в военно-космическом университете. И нельзя не поделиться наказом Валентина Соколова: «Берегите совесть, цените свое достоинство и свою порядочность. Если говорить одно, а делать другое, душа засохнет».
Елена Васильчук

Окно

В ночь с 8 на 9 мая мы перешли Монгольско-Китайскую границу. Солнце палило нещадно, песок, машины буксуют, воды нет – пустыня Гоби. Минометный полк (два дивизиона, 12 батарей) сопровождал пехоту, машины были загружены под завязку. После десяти утра пехота двигаться не может, участились случаи солнечных ударов.

  1. Галина Беликова
    30 января 2017 в 06:13 | #1

    Здравствуйте, надеюсь прочитаете.ищу сослуживцев отца. Прочитала заметку про Валентина Ивановича Соколова. Он оказался служил в 178 минометном полку, как папа, в августе- сентябре 1945 г.Помогите, пожалуйста связаться. В здравии ли Валентин Иванович?

    • Сергей Алексеев
      31 января 2017 в 13:32 | #2

      Здравствуйте! Валентин Иванович в добром здравии, живет в деревне Курово Никулинского поселения. Его телефон я отправил вам на электронный адрес. Если будут сложности, можно связаться с редакцией по телефонам, указанным в закладке «Контакты».