Главная > Калининский район, Новости > «Я была на двух войнах!»

«Я была на двух войнах!»

P103056188-летняя Анна Александровна Ляпунова из Орши вспоминает Великую Отечественную и японскую войны. После них еще 43 года, один месяц и 26 дней работала медсестрой в главной больнице Калининского района.
Вот что она рассказывает:
– Родом я из Старого Брянцева. В январе 1941-го меня и четырех моих одноклассниц пригласили учиться в Калинине на сандружинниц в райком Красного Креста. А я мечтала стать летчицей или трактористкой, совсем не медсестрой. Тем не менее мы с подругой и односельчанкой Феней доучились. И тут – война.
Нас стали посылать на железнодорожные станции выгружать с санитарных поездов раненых и отправлять их в госпитали. Осенью 41-го нам надо было разгрузить последний эшелон, но тут объявили, что его отправляют дальше. Я из любопытства зашла в вагон – там лежала девушка лет 18 с тазобедренным ранением. Хотела дать ей попить, а она попросила кусочек черного хлеба, их, оказывается, везли по окружным дорогам вторые сутки и все это время не кормили. Было у меня с собой два куска хлеба и две картофелины, отдала ей. На следующий день, утром, в Калинин вошли немцы. И Старое Брянцево, и Новое Брянцево находились на линии фронта. Моя деревня не пострадала, а в Новом Брянцеве снаряд попал в дом, где было 14 беженцев из Калинина – всех убило. Мы с Феней эвакуировались в Лихославльский район, были там, пока город не освободили. В Старом Брянцеве осталась мама, а брат, Иван Александрович Пищалёв, в самом начале войны пропал без вести на Волоколамском направлении, воевал в мотороте.
Вернулись мы в Калинин, пошли в райком Красного Креста. Хотим учиться на медсестер, потом на фронт! А нам по 15 лет. Председатель сказал: «Будете учиться, там посмотрим». Сдали экзамены, и по распределению Горздравотдела попали на работу в детскую консультацию, как несовершеннолетние, работали по три часа в день. Потом все же поступили на курсы поваров для воинских частей и госпиталей, и начальник госпиталя, где мы с Феней проходили практику, сделал нас военнообязанными. И мы очутились на фронте. Наши наступали, продвигаясь на запад, мы передвигались вместе с госпиталем. С Первым Прибалтийским фронтом (бывший Калининский фронт) освобождали Минск, а потом госпиталь переместился в Латвию, в местечко Погулянка. К раненым нас приглашали редко, их было около 2000 человек, нужно было всем приготовить. После картофелечистки в картошке оставались глазки, мы, девчонки, садились по 10–12 человек и их выковыривали. Ножи валились из рук, а потом мы и сами от усталости на пол падали. Сажали в духовку до сотни котлет за раз. Как-то в госпиталь привезли ободранную тушу лося…
Когда пришла Победа, солдаты прибежали к нам в три часа ночи, схватили нас на руки и начали кружить, крича: «Девчонки, война кончилась!» Была необыкновенная радость. Но этот день мы не праздновали, потому что намечалась война с Японией, и наш госпиталь сразу отправили туда, распределив больных по другим госпиталям.
Ехали мы два месяца до Биробиджана, после этого еще сутки по сопкам. В пути мне пришлось мыть голову в канаве, вода из-за глины была как молоко. А потом приехали в Хабаровск, где развернулась особая рота медицинского усилия. Мы демобилизовались и вернулись в Калинин в сентябре 1945 года, в пути оказались единственными девушками в вагоне с 60 солдатами. Ни от кого из них мы не услышали плохого слова!
В Калинине первым делом пошли в баню на Советскую, была огромная очередь, нас с Феней, в военной форме, пропустили вперед, спасибо добрым людям. Баня была блаженством, мы не мылись 40 дней. На следующий день мы вернулись домой в Старое Брянцево, там нам устроили встречу, и моя мама тоже истопила баню!
После войны моя фронтовая подруга уехала в Ригу. В живых ее уже нет.
Мне хотелось найти в Калинине работу, связанную с медициной, – хоть справки в регистратуре выписывать! Помогла случайная знакомая – устроила в колхозную поликлинику (нынешняя ЦРКБ), где она сама работала. Тогда больница была на Советской, потом на Каляева, потом на Волоколамском проспекте, а с 1971 до 1997 года я ездила на работу в районную больницу из Старого Брянцева в поселок Химинститута. Говорю ей: «Я работала медсестрой только три месяца, а потом поваром, все забыла!» А она: «Ничего, я такую медсестру из вас сделаю, закачаешься!» Главный врач, Густав Борисович, выхлопотал для меня дополнительную ставку.
Начала я так смело и уверенно, будто работала 100 лет. Закончила фельдшерско-акушерские курсы при больнице. С полдевятого до 11 делала процедуры, потом приходила гинеколог Елизавета Степановна, я у нее была акушером, а до шести вечера работала с хирургом, Лидией Ивановной. Потом меня перевели работать в кабинет окулиста, потом – отоларинголога.
Было и дежурство на скорой помощи. Однажды, выехав на роды в Семёновское, встретилась с медсестрой, чье лицо показалось мне знакомым. А потом узнала: мы ведь служили в одном госпитале, только она в отделении, а я на кухне! И сейчас она была Александра Николаевна Филинова, а на войне – Шурочка Баранова.

После войны Анна Александровна вышла замуж и стала матерью. Муж Леонид утонул, когда сыну Александру было два года. У пожилой женщины есть внук и две правнучки, семья сына заботится о ней. Спрашиваю Анну Александровну, чему она радуется сейчас, а что ее огорчает.
– Радуют книги. С юности люблю читать. Читаю и перечитываю произведения о Великой Отечественной войне, благо, зрение позволяет. Все у меня хорошо, никто не обижает. И соседи хорошие, и участковый врач. Если нужно, я могу сама себе сделать укол, как вот недавно, когда был приступ стенокардии. Еще неприятность – где-то потеряла свой знак «Фронтовик», очень хотела бы восстановить, но это дорого.
– И еще знаете что, – оживляется Анна Александровна, – хочется, чтобы в Орше отремонтировали баню. Раньше у нас отличная баня была. Мне в силу возраста очень тяжело мыться в ванне, а если у нас в поселке баню сделают, пожилые люди скажут большое спасибо!
Ольга Кузнецова
Фото автора

  1. Пока что нет комментариев.
  1. Пока что нет уведомлений.