Главная > Память > Подвиг Вани Костюченко

Подвиг Вани Костюченко

С именем Главного маршала бронетанковых войск Павла Алексеевича Ротмистрова связан боевой путь тысяч советских танкистов, начиная с осени 1941 года. Мне выпало счастье воевать под командованием Ротмистрова с апреля 1942 года. В то время на базе 8-й танковой бригады, превращенной в 3-ю гвардейскую, формировался 7-й танковый корпус. Командиром корпуса был назначен полковник Ротмистров. В состав корпуса вошли 3-я гвардейская, 62-я и 87-я танковые бригады, а также 7-я мотострелковая бригада полковника Лебедя и 324-й минометный полк.

17 апреля 1942 года по приказу командующего Калининским фронтом генерала Конева я был назначен командиром 3-й гвардейской бригады тяжелых танков. Комиссаром бригады был полковой комиссар Сидякин, начальником штаба подполковник Калинин. В составе бригады три танковых батальона, один мотострелковый, зенитная и противотанковая батареи.

Бригада имела на вооружении довольно грозное оружие – танки КВ-2 с гаубицей калибром 152 миллиметра. Потом танки КВ стали выпускать с 76-миллиметровой пушкой, что повысило их маневренность, а также намного увеличило боекомплект. Кроме пушки, танк имел на вооружении три пулемета. Броневая защита была надежная: башня – 95 миллиметров, корпус – 100 миллиметров, бортовая сталь – 75 миллиметров. Экипаж состоял из пяти человек. КВ мог пройти по грунтовым дорогам, не беря дополнительного горючего, около двухсот километров, а по шоссе еще больше. Такого танка в 1942 году не было в гитлеровской армии. Немецкая промышленность создала подобного типа тяжелый танк «тигр» только весной 1943 года, то есть через год…

После освобождения Калинина на башнях всех танков 3-й гвардейской бригады были нарисованы эмблемы – большие белые круги с цифрой «3» посредине. Каждому танку присвоили название, которое писали белой краской на башне. В роте лейтенанта Гетманова танки назывались: «Сильный», «Смелый», «Суровый», «Славный», «Строгий». Эмблемы и надписи на танках облегчали командирам батальонов, рот и взводов наблюдение за ними и управление ими в бою. Жизнь показала, что эмблемы и надписи на танках угнетающе действовали на противника.

Накануне Первомайского праздника на митинге личного состава бригады командирам и солдатам за бои на Калининском фронте вручались награды. Орденом Красного Знамени был награжден лейтенант Сергей Гетманов. Гетманов успешно закончил танковое училище накануне войны и с первых дней принимал участие в боях. 11 ноября 1941 года под Калининым в районе села Селижарово он командовал взводом КВ в составе группы капитана Ушакова, поддерживавшей стрелковый полк. Это был тяжелый бой. Вражеская пуля оборвала жизнь капитана Ушакова. Командование группой взял на себя Гетманов. Его экипаж уничтожил противотанковую батарею из пяти орудий, две самоходки, а вся танковая группа – более трех рот пехотинцев противника.

Из девяти наших танков, среди них было два КВ, три Т-34 и четыре Т-40, не осталось ни одного неповрежденного. Досталось и КВ Гетманова. Вражеский снаряд угодил в верхнюю часть бортового щитка, прикрывавшего орудие. Снаряд вырвал кусок брони и, взорвавшись, рикошетом пролетел над башней. Лейтенанта Гетманова, сидевшего на месте командира орудия, ослепило. Механик-водитель Горев все же повел танк на врага. КВ Гетмакова бился даже после того, как были повреждены катки и вышли из строя боковые фрикционы.

После этого боя танк лейтенанта Сергея Гетманова назвали «Смелым». Смелыми можно назвать все экипажи 8-й танковой бригады, воспитанные полковником Павлом Алексеевичем Ротмистровым. Следует сказать доброе слово и об экипаже танка, которым командовал комсомолец Иван Костюченко.

Поздняя осень 1941 года. Танк вырвался далеко вперед в тыл противника, утюжил вражеские пушки, уничтожил блиндажи. Гитлеровцам удалось подбить машину у села Медное. Когда у экипажа почти не осталось патронов, к «тридцатьчетверке» подошло несколько немецких танков. Они взяли машину Костюченко на буксир и притащили ее в село. На советский танк влезли вражеские солдаты и начали стучать прикладами по броне.

– Рус! Сдавайся!

В ответ сквозь смотровые щели прогремели выстрелы. Взбешенные фашисты обложили танк соломой и хворостом и еще раз предложили экипажу сдаться.

Ответа не было. Тогда гитлеровцы облили солому и хворост бензином и подожгли. Большие языки пламени взметнулись в серое небо.

Враги не услышали возгласов отчаяния из горящего танка. Из огня грозно прозвучали слова «Интернационала». Ваня Костюченко включил радиопередатчик. Пение слышали не только гитлеровские палачи, но и люди села Медное, стоявшие неподалеку и с ужасом смотревшие на страшную смерть советских танкистов. Пение Костюченко и его товарищей докатилось по эфиру и до бойцов родной танковой бригады. Эта песня – предсмертный клич Вани Костюченко – летела в бессмертие над всей планетой. Да, над всей землей, потому что радиоволны не имеют границ…

Поэт-танкист Валентин Дуров в стихотворении «Бессмертие» воспел подвиг героя:

Тишина. Пылает жарко хворост.

И закат еще багровей стал.

Сквозь огонь взметнулся звонко, гордо

«Интернационал».

Ой ты ветер дальний, быстрый ветер,

Пламя извивается, ползет…

Страшно немцам слышать, как бессмертие

Комсомольским голосом поет.

Страшно немцам видеть, как по скату,

В ярости могучей, боевой,

В полный рост идут на них солдаты

Со звездой на шапке меховой.

Ничего врагу мы не забыли,

В бой идем, страну любя.

…Не сполна еще мы отомстили,

Ваня Костюченко, за тебя!

Из книги И.А. Вовченко «Танкисты»

Продолжение темы на стр.3

Categories: Память Tags:
  1. Пока что нет комментариев.
  1. Пока что нет уведомлений.