Главная > Из дальних странствий > Новый год по-петербургски

Новый год по-петербургски

Вот такое говорящее фото было сделано автором 1 января в Санкт-Петербурге, где мы с семьей решили встретить Новый год. На льду Фонтанки – осыпавшаяся елка и ветхий опрокинутый табурет. Только ли этим запомнился праздник в Северной столице?

Расскажу, чем еще. Далеко не праздничным настроением товарищей по семичасовому путешествию в поезде 31 декабря. С нами ехало несколько семей с десятком детей от года до трех. Малыши вопили и носились, не обращая внимания на родителей, пытавшихся их успокоить, и других пассажиров, пытавшихся, в свою очередь, задремать. Это вызвало в вагоне эмоциональный спор о воспитании. Самым радикальным предложением было высадить весь «детский сад» посреди заснеженного поля.

В Питер прибыли в десять вечера. Стояла довольно теплая погода, Невский проспект был празднично, но сдержанно и со вкусом украшен – особенно запомнились яблони с золотыми яблоками. Я обратила внимание, что фейерверков, в отличие от Твери, запускалось значительно меньше. Народу было не много, ночью, когда мы гуляли, тоже, и в основном приезжие. Женщина в куртке поверх халата курила на балконе старинного жилого особняка, а соседка по гостинице решила сварить 31 декабря на ночь глядя гороховый суп. Салатами (привезенными из Твери) пахло только из нашего номера. Как объяснила администратор, другие гости разбрелись по экскурсиям.

1 января отправились гулять под снегопадом, глядеть на торосы Невы, черную воду Фонтанки и заснеженного Медного всадника. На малолюдных Невском и Дворцовой к нам подбегали назойливые цари, дамы и ростовые куклы с объятиями и предложениями фото на память, то и дело встречались закоченевшие «живые статуи». Чашка глинтвейна стоила 300 рублей. Группа людей – видимо, сторонников ЗОЖ – с подбадривающими лозунгами совершала пробежку мимо Гостиного двора.

Нам принципиально не хотелось экскурсий и музеев в эти два праздничных дня, не соблазнились даже малыми голландцами в Эрмитаже, а вот на петербургский каток сходить было любопытно. Открытых и доступных мест для катания в центре мы, к сожалению, не нашли. Первое, что отыскалось в Интернете, был «Айс-Град» в парке имени Бабушкина (метро Ломоносовская). Парк типа нашего Горсада, спорткомплекс не грандиозный, раза в два меньше «Юбилейного», зато уютный. Билет на взрослого с прокатом коньков стоил 500 рублей (детям до 13 лет дешевле). Недостатка в желающих покататься не было. Встречались взрослые, радостно делающие первые шаги на льду.

В отличие от Твери и Москвы, в Питере на улицах почти не продаются новогодние сувениры, всякие там жареные каштаны и яблоки в карамели – во всяком случае, мы не видели.  И практически нет рождественских украшений, за исключением вертепа возле Казанского собора. Святое семейство, замершее в прозрачном шаре посреди спешки прохожих, наводило на мысли о непреходящем. О том, что не выкинешь на лед по прошествии праздника.

На обратном пути в вагоне было тихо. Я перечитывала «Рождественскую песнь в прозе» Диккенса, купленную на распродаже в Петербургском Доме книги, муж – биографию Брейгеля, а дочь – Гарри Поттера.

Ольга Кузнецова

  1. Пока что нет комментариев.
  1. Пока что нет уведомлений.